» Главная страница
» Центр документации
» Результаты исследований
» Семинары и конференции
» Бюллетени НИСЭПИ
» Свежая аналитика
» Архив аналитики
» Свежие данные
» Архив данных
» Статистика
» О НИСЭПИ
НИСЭПИ
Архив аналитики
Архив аналитики
Архив данных
Архив данных
Инфофокус
"Инфофокус"
   Архив аналитики

ПРИНУЖДЕНИЕ К ЯВКЕ

Отмена обязательной явки на местных выборах породила надежду, что в ходе мартовского волеизлияния участковые комиссии не получат "сверху" плана по проценту проголосовавших. Такого мнения придерживались многие независимые эксперты и оппозиционные политики. С нашей точки зрения, подобный отказ от доведения "плана" означал бы изменение самой природы политического режима в Беларуси. Во-первых, новый избирательный закон отменил порог явки только на местных выборах, которые рассматривались властью как репетиция выборов президентских. Поэтому соблюдение этой нормы внесло бы дестабилизацию в отлаженный избирательный механизм. Но это не главное. Данные реальной явки могут разрушить много лет культивируемый властью основной идеологический миф. Приведем его в формулировке главы Администрации президента В. Макея: "За последние 15 лет в Беларуси сформирована единая нация, не раздираемая внутренними распрями и противоречиями и, главное, сплоченная вокруг своего лидера". Этой же цели служат и неоднократные заявления самого президента, будто бы он дал команду снизить уровень поддержки ("сфальсифицировать выборы"), который он получил в 2006 г.

Миф о единой нации, сплоченной вокруг президента, позволяет власти говорить об оппозиции как о маргинальной группе, не имеющей корней в обществе. Интересно, что в последнее время в государственных СМИ для этого все чаще используются результаты социологических исследований НИСЭПИ. Вот лишь один пример, позаимствованный нами из "Советской Белоруссии": "Приведу данные декабрьского 2009 года общенационального опроса Независимого института социально–политических и экономических исследований (зарегистрирован в Литве, руководитель профессор О. Манаев). На вопрос, если бы завтра состоялись выборы президента Беларуси, лишь 4.3% опрошенных ответили, что проголосовали бы за А. Милинкевича, 2.4% – за А. Козулина. Всего-то!" О том, что на всех трех президентских выборах за демократических кандидатов голосовало не менее 26% избирателей (от опрошенных), самая многотиражная газета Беларуси, разумеется, не сообщила.

Ориентацию власти на традиционный уровень явки подтвердил в апреле Информационно-аналитический центр при Администрации президента (ИАЦ), опубликовавший результаты соцопроса, согласно котором о твердом намерении участвовать в голосовании заявили 80.5% граждан Беларуси. Он как в воду глядел: по данным ЦИК, явка избирателей на местных выборах составила 79.5% (79.2% в 2007 г.).

Июньский опрос НИСЭПИ зафиксировал иной уровень явки (табл. 1), что не стало неожиданностью, т.к. в марте о своем желании принять участие в выборах заявило 62.9% респондентов. По европейским меркам это достаточно высокий процент, но белорусы все еще находятся во власти советской традиции, рассматривающей участие в выборах как "исполнение гражданского долга". Следует обратить внимание на зависимость явки от политических предпочтений избирателей. Заявления оппозиционных политиков о низкой явке, но высоком уровне поддержки оппозиционных кандидатов, что, в частности, имело место после парламентских выборов 2008 г., содержат логическое противоречие. Опросы показывают, что чем ниже явка, тем ниже доля сторонников оппозиции в общем количестве принявших участие в голосовании. Эта закономерность подтвердилась и на мартовских выборах.

Таблица 1. Динамика ответов на вопрос: "Участвовали ли Вы в голосовании на выборах депутатов местных Советов в апреле 2010 г.?", %
Вариант ответа

03'03

01'07

06'10

Все опрошенные

Доверяют А. Лукашенко

Не доверяют А. Лукашенко

Да

65.8

61.8

64.6

74.5

49.9

Нет

33.1

37.7

35.3

25.5

50.1

Разумеется, активность избирателей в городе и в деревне неодинакова. На последних выборах в Минске проголосовало 47.4% избирателей, а в деревнях – 72.6%.

Важной национальной особенностью избирательного процесса в Беларуси является досрочное голосование. Это новая традиция. При коммунистах после разгона Учредительного собрания в 1918 г. необходимость в альтернативных кандидатах отпала, следовательно, отпала и потребность в фальсификациях. Поэтому при коммунистах досрочно голосовали только оленеводы на отдаленных от центральных поселков стойбищах. Означает ли это, что современная Беларусь превратилась в сплошное "отдаленное стойбище"? В определенной степени, да. Провозглашенная еще в 1996 г. стратегия ("Я свою страну за цивилизованным миром не поведу") и не могла привести к иному результату.

В марте досрочно проголосовало 17.3% избирателей (табл. 2), но это от числа опрошенных. С учетом же реальной явки досрочно проголосовало 27.5%. Официальная цифра ЦИК, оглашенная в последний день предварительного голосования – 29.3%. Понятно, что она приведена от списочного состава избирателей. Нынешняя досрочная явка, по данным ЦИК, оказалась большей, чем в 2007 г. Тогда досрочно проголосовало 24.9% избирателей. По мнению секретаря ЦИК Н. Лозовика, на желание белорусов голосовать досрочно повлияла разъяснительная работа организаторов выборов. Он критически отнесся к утверждениям оппозиционных кандидатов об использовании властями административного ресурса. Процитируем: "Оппозиция в соответствии со своей ролью даже все хорошее, что делается в стране, подает в негативном свете. Даже то, что проголосовать можно не только по предъявлению паспорта, но и других документов, подается в виде условия, способствующего фальсификации выборов. Если нет явных причин критиковать практику проведения выборов, оппозиция их придумает".

Таблица 2. Динамика ответов на вопрос: "Когда Вы проголосовали?", %
Вариант ответа

01'07

06'10

Проголосовал предварительно

23.4

17.3

Проголосовал в день выборов

38.5

47.3

Не участвовал в голосовании

37.8

35.1

В 2003 г. в первом туре местных выборов (тогда проведение выборов в два тура еще не было экзотической редкостью) досрочно проголосовало 12.5% избирателей. Таким образом, феномен досрочного голосования сформировался в стране за последние 15 лет. Его можно рассматривать как один из главных индикаторов управляемости белорусского общества, достигнутой за счет скоординированных усилий всех государственных структур. Важная деталь: в марте 2010 г. только 7.5% опрошенных подтвердили, что их принуждали проголосовать досрочно (табл. 3). На наш взгляд, это свидетельствует о том, что действия по принуждению со стороны государства многие белорусы воспринимают как совершенно естественные. А вот это уже часть советского прошлого, усиленная белорусским настоящим.

Таблица 3. Динамика ответов на вопрос: "Кто-либо принуждал Вас на прошедших выборах голосовать предварительно или нет?", %
Вариант ответа

03'03

01'07

06'10

Да

6.4

11.5

7.5

Нет

88.2

87.1

91.9

Если сравнить уровень принуждения к досрочному голосованию на местных выборах с уровнем принуждения голосовать за конкретного кандидата, то последний окажется существенно ниже (табл. 4). Удивляться этому не приходится, если учесть, что в среднем на один мандат претендовало 1.2 кандидата, при этом на 24 тыс. депутатских места претендовало немногим более трех сотен оппозиционных кандидатов.

Таблица 4. Динамика ответов на вопрос: "Кто-либо принуждал Вас голосовать на прошедших выборах за конкретного кандидата или нет?", %
Вариант ответа

03'03

01'07

06'10

Да

3.9

4.4

4.1

Нет

90.3

94.1

94.2

Сохранение советской традиции массового голосования, подкрепленной ненавязчивым принуждением со стороны власти, сопровождается заметным снижением интереса избирателей к результатам голосования. Если восемь лет назад результаты голосования знало больше половины населения, то сегодня только 42.1% (табл. 5). Информированность избирателей, доверяющих А. Лукашенко, как и следовало ожидать, оказалась выше, чем у их политических оппонентов (они голосуют за своих), но и среди сторонников власти уровень информированности не достиг 50%.

Таблица 5. Динамика ответов на вопрос: "Знаете ли Вы результаты выборов депутатов местных Советов?", %
Вариант ответа

03'03

01'07

06'10

Все опрошенные

Доверяют А. Лукашенко

Не доверяют А. Лукашенко

Да

51.8

48.2

42.1

47.7

36.4

Нет

45.5

46.9

51.1

46.7

56.3

ЗО

2.7

4.9

6.8

5.3

5.6

На вопрос "Стал ли депутатом тот кандидат, за которого Вы голосовали?" утвердительно ответило 24.2%, отрицательно – 17.0% и 58.8% затруднились с ответом. Соотношение утвердительных и отрицательных ответов весьма странно, если учесть, что на одно место приходилось всего 1.2 кандидата. Скорее всего, это несоответствие является еще одним индикатором слабой информированности избирателей о результатах голосования.

Данный вывод подтверждают и ответы на вопрос табл. 6. Кандидаты-противники А. Лукашенко не могли получить в целом по стране 9.4% голосов, даже если бы на участках за них проголосовали все 100% избирателей. Отметим, что по данным опросов в 2003 г. за кандидатов-противников А. Лукашенко голосовало 9.9%, а в 2007 г. – 5%.

Таблица 6. Распределение ответов на вопрос: "За какого кандидата Вы проголосовали?", %
Вариант ответа

%

За кандидата – сторонника А. Лукашенко

31.2

За кандидата – противника А. Лукашенко

9.4

За иного кандидата

10.7

Против всех

5.9

Испортил бюллетень

0.5

Не участвовал в голосовании

31.2

Отказался отвечать

7.9

НО

3.2

Электоральная активность белорусов является по существу единственным видом массового "политического" участия. Кавычки в данном случае применены неслучайно. Голосование в белорусском варианте – это не участие в политике, не поддержка тех или иных решений или разделение социальной ответственности. Это и не прием экзамена у власти со стороны народа-экзаменатора, что бы по этому поводу не говорилось с самой высокой государственной трибуны. Для того, чтобы власть была подотчетна обществу, "общество, – по мнению социолога Т. Ворожейкиной, – должно, по меньшей мере, существовать". А вот с этим у нас как раз проблемы.


Internet: www.iiseps.org
E-mail: iiseps@iiseps.org

назад    вверх